Авторизация:
E-Mail: Пароль:
Закрыть
RU | EN

Зимняя сказка

Опубликовано: 2019-12-01 16:05:56
Этот текст доступен по адресу: http://ontext.info/118666
Утро двадцать девятого декабря встретило меня яркими лучами солнца, освещавшими всю комнату сквозь раскрытые шторы, вкусно пахнущим завтраком в постель и открыткой с надписью *«доброе утро» и приглашением встретить Новый Год в уютном домике посреди зимнего леса.

– Хочешь увезти меня в лес и где-нибудь прикопать? – ухмыльнувшись краем губ, спросил я, вертя в пальцах красивую открытку с изображением того самого домика, на что Стив лишь наиграно закатил глаза и, улыбнувшись, кивнул.

– Спасибо, – притянув его к себе за ворот футболки, я с громким звуком чмокнул его в губы, – ты сам-то хоть поел, повар-любитель?

Ответом мне стала загадочная улыбка, которая с одинаковой вероятностью могла означать, как «конечно, любимый, все только для тебя», так и «конечно же, нет, тебе придется делиться, а потом еще и на кухне прибраться». Будем честны, второй вариант более вероятен.

***

Поскольку заезжать в домик нужно было уже сегодня вечером, спустя час, позавтракавшие и полностью собранные, мы поехали в супермаркет за продуктами. И именно сегодня половина нашего города, видимо, решила заняться тем же самым, поскольку свободные места на стоянке были лишь в самом ее конце. На улице было настолько холодно, что даже за то короткое время, что потребовалось на путь от машины до входа в супермаркет, я замерз так, что чуть не отморозил нос.

Зайдя внутрь с красным лицом и клацая зубами, я растирал себе плечи, подпрыгивая на месте и пытаясь согреться, и Стив решил, что все может купить и сам. Усадив меня на скамейку поближе к батарее, он выставил перед собой руки, качая головой и улыбаясь на мои попытки встать с места. Повиновавшись его воли, я получил маленький стаканчик горячего кофе из автомата и возможность наблюдать за тем, как человек, не терпящий хождений по магазинам, совершает новогодние покупки.

Остановившись у одного из стеллажей и добрых пять минут рассматривая его содержимое, он брал в руки одинаковые на вид упаковки, крутил их в руках, рассматривая со всех сторон, и клал обратно. После нескольких таких перекладываний, он, наконец, поднял на меня взгляд, наверняка нахмурив брови и кусая губу.

Тяжело вздохнув и все же взяв одну из упаковок, он потопал к кассам, где очень бойкая девчушка умудрилась всучить ему еще и коробку конфет с банкой фасоли, которую из нас двоих даже никто не ест. Он поднял на меня растерянный взгляд, и я ответил ему двумя поднятыми вверх большими пальцами и широкой улыбкой.

Продуктов вышло на целых три огромных пакета. Стив подошел к скамейке и, поставив покупки на нее, достал блокнот из нагрудного кармана и написал:

*«слишком бойкая девушка, она меня на пугала»

– Да уж, это точно, – незлобно усмехнувшись, я поднялся на ноги, – ну что, идем? – взяв один из пакетов, я дождался ответного кивка Стива и направился к выходу.

***

Доехав до места и заселившись в домик, мы потратили еще около двух часов на то, чтобы разложить все купленные продукты по своим местам, периодически пытаясь то тут – то там натыкать новогодних гирлянд и маленьких блестящих шариков, а затем без задних ног завалились спать, проспав первую половину следующего дня. Вторую половину мы посвятили марафону новогодних фильмов и поеданию вкусняшек.

***

Тридцать первое декабря началось с раннего подъема. Хоть у Стива и получались божественные на вкус блюда, но вот разгром на кухне после их приготовления был поистине огромных масштабов, так что уборка занимала времени не меньше, чем готовка.

Сонные и взъерошенные мы сидели на кухне, друг напротив друга, и попивали кофе. Ближе к праздникам кружка Стива словно увеличивается в размере раза в два, отчего его излюбленная пенка и добавки в виде зефирок, печенек, шоколадок и других прелестей сладкоежки превышают в своем количестве настолько, что кофе с молоком становится молоком с конфетами. Вливая в себя уже вторую по счету кружку обычного черного, я наблюдаю за этой картиной с содроганием и умилением одновременно, поскольку сам не особенно жалую сладкое, но милые молочные усы у Стива примеряют меня с размерами его любви к сахару.

Резко потянувшись за одним из блокнотов, которые успел разложить уже по всем поверхностям этого небольшого домика, чтобы не бегать и не искать, Стив быстро что-то написал и с возбужденным видом протянул мне:

*«хочу испечь печенюшки»

Я выгнул бровь и многозначительно посмотрел на него, мол, и при чем тут я. Забрав блокнот обратно, он снова что-то написал и вернул мне:

*«ты будешь делать салаты»

Я тяжело вздохнул. Все эти вареные овощи, нуждающиеся в раздевании. Но раз уж Стив решился на печенюшки, придется мне воевать с овощами.

Поднявшись с места и влив в себя остатки кофе, я с громким то ли стоном, то ли кряхтением потянулся, будто мне уже под сотню лет. Наклонившись к Стиву, я чмокнул его в губы, слизывая сладкую пенку, обошел стол и начал складывать в раковину картошку, морковку, свеклу и все прочее, что нуждалось в помывке.

Стив допил свой убийственный кофе и принялся за тесто для печенья. Спустя полчаса, когда вся кухня, и Стив, и даже я были в муке, а на полу растекалась лужица сырого яйца, он ровными рядами сложил человечков и елочки из теста на одном листе, а на другом также аккуратно улеглись олени и звездочки. Засунув все это чудо в печку, смущенный Стив бочком протиснулся мимо меня и присел на корточки, пытаясь вытереть яйцо, но лишь больше его размазывая. И вот вы мне объясните, как настолько противоположные вещи могут уживаться в одном человеке? Просто как?

– Горе ты мое, – спихнув ножом порцию нарезанного огурчика в большую миску, я пошел на выручку, взяв тряпку и буквально в два мазка убрав несчастное яйцо с пола.

Когда готовые печенюшки немного подостыли, а разнообразные салаты толпились в холодильнике, Стив намешал разноцветной глазури и начал украшать печенье. Песочные силуэты человечков приобрели образ Деда Мороза, аккуратные елочки принарядились в зеленые одежды с разноцветными точками посыпки, олени стали еще больше похожими на оленей, звездочки приобрели все цвета вместе взятые, а потом обзавелись еще и глазами из маленьких розовых зефирок, которые я навтыкал в еще не успевшую застыть глазурь, когда Стив за чем-то отвернулся. Он, конечно, не слишком этому обрадовался, смотря на меня обиженным взглядом, но я лишь улыбнулся, засунув ему в рот такую же зефирку. Все равно он почти никогда не обижается всерьез, а однотонные звезды – это скучно.

Огромный кусок ветчины вместо курицы – потому что готовить еще и курицу нам обоим было откровенно лень – в центре праздничного стола смотрелся на удивление гармонично среди трех тарелок с салатами, тарелки с печеньем и тарелки с хрустящими бутербродами с рыбой.

Налив по бокалу шампанского, мы смотрели ежегодное поздравление президента по телевизору, висевшему почти над столом. Пару раз чокнувшись стеклянными боками, мы выпили на брудершафт, как это делают в кино, и отставили бокалы.

Словно из воздуха, Стив откуда-то вытащил свой блокнот – воистину во всех местах напрятал – и протянул мне.

*«с новым годом!» цветными буквами было написано на листе, а рядом красовался смайлик с поцелуйчиком.

Не дав мне даже толком ответит, Стив всунул мне в руки подарок, обернутый зеленой упаковочной бумагой со снежинками. Не секрет, что книголюбам со стажем на любой праздник редко дарят что-то, кроме книг. Кого-то это обижало, но лично мне такой подход был по душе, потому что на вопрос «что тебе подарить?» я никогда не мог дать нормального ответа. У меня, в общем-то, все было, а чего не было, я покупал сам. А когда мы начали встречаться со Стивом, получение и вовсе стало для меня отдельным праздником, ведь он всегда знал, как подобрать книгу так, чтобы мне тут же захотелось ее прочесть. И этот случай не был исключением.

– Господи! Она же ужасно дорогая! Ты что, с ума сошел? – моему удивлению и счастью не было предела, и даже маленький кусочек стыда за такую дорогую покупку не мешал мне наслаждаться осознанием значимости подарка.

Стив лишь покачал головой и улыбнулся, мол, нет, с моей головой все в порядке. Аккуратно отложив книгу подальше от еды и напитков, я кинулся на шею к Стиву, чуть не снеся бокал на пол, покрывая поцелуями его лицо и повторяя «спасибо, спасибо, спасибо», крепко сжимая в своих объятиях.

За окном раздались звуки взрывающегося фейерверка – видимо, кто-то из соседей решил порадовать себя или детей – и мы вышли на крыльцо, чтобы посмотреть на это чудо любителей пиротехники вблизи. Свой подарок я решил подарить Стиву, пока мы стояли на улице. Протянув ему маленькую коробочку – не идущую ни в какое сравнение с подарком Стива – я с замиранием сердца ожидал его реакции, наблюдая за тем, как аккуратно он ее открывает.

Внутри маленькая фигурка собачки, напоминающая о нашей первой с ним встрече. Точно такая же собачка, в точно такой же позе была нарисована на кружке, разбившейся в тот день. Встреча была странная, за кружку было немного обидно, но это было начало нашей истории.

Стив долго рассматривал ее, не поднимая головы. Мне была непонятна его реакция, и я начинал немного нервничать.

– Что-то не так? – немного хриплым от волнения голосом спросил я.

Он поднял на меня взгляд, и я увидел поблескивающие слезы у него в глазах. Неужели я обидел его? Но задать вопрос вслух я уже не успел, он сжал меня в объятиях, прижимая ближе.

***

Протусив под концертные передачи почти до утра и уснув только около пяти, мы на удивление бодрые поднялись чуть позже полудня следующего дня. Позавтракав оставшимися с вечера салатами, мы отправились на прогулку.

Не то, чтобы кто-то из нас так уж сильно любил зимнее время года, но когда ты в таком красивом месте, грех не выйти на улицу. В городе даже в самый сильный снегопад не увидишь столько чистого и пушистого снега, сколько его было здесь.

Выйдя из дома и чуть кубарем не свалившись с оледенелых ступенек, первые пару часов мы, как все взрослые люди, играли в снежки, сделали пару не особо удачных снежных ангелов и просто валяли друг друга в снегу, словно нам было по пять лет.

Почти полностью промокнув в снегу и напотевшись, будто пробежали десятикилометровый кросс, мы уставшие, но довольные завалились обратно. Развесив мокрую одежду по всем батареям в доме, заняв также обогреватель и только что закипевший чайник, мы упали на диван на первом этаже, попивая какао и отогреваясь. По такому случаю я даже согласился на зефирки в своей кружки, отчего Стив был в неописуемом восторге до самого вечера.

Дождавшись пока одежда высохнет, мы снова вышли из дома, на этот раз просто прогуляться вдоль берега и слепить снеговика. Время уже было позднее и вдоль домиков, вместо обычных фонарей, были развешаны гирлянды. Переливающиеся всеми цветами радуги маленькие огоньки создавали впечатление волшебной сказки, заставляя мысли вроде «вот сейчас оттуда вылетит волшебная фея с кучкой своих животных-друзей и они будут петь и танцевать все вместе» крутиться в голове.

Снеговик удался на славу. Широкоплечий, широкотазый и почти с меня ростом. В холодильнике мы смогли откопать совсем уж миниатюрную морковку для носа, а для глаз и рта использовали разноцветные конфеты, а то чего они всегда только черные – да и ничего черного мы все равно не смогли найти. Обвязав его шею моим шарфом, мы так и забыли о нем, возвращаясь в дом, когда уже совсем стемнело.

Нагулявшись и надышавшись свежим морозным воздухом, мы поужинали молоком с остатками вчерашнего печенья, и полностью удовлетворенные жизнью завалились спать.

***

До окончания времени нашей аренды оставалось полчаса. Вещи уже были собраны – большую часть из них составляли наши покупки, от которых осталось лишь два пакета мусора, так что сбор был быстрым. На улице уже почти стемнело.

Мы стояли, согревая друг друга объятиями, на заснеженном берегу огромного озера, скрывавшегося сейчас под толстым слоем льда, и любовались окружающей нас природой. Крупными хлопьями медленно падал снег, покрывая все вокруг пушистым белым одеялом. Недалеко от нас стоял сделанный нами снеговик, у которого на голове теперь красовалась еще и чья-то шапка.

Я поднял взгляд на Стива, рассматривая его расслабленное лицо. Волосы и ресницы покрылись снежным пушком, а на губах играла счастливая улыбка. Он повернул голову и поймал на себе мой взгляд, улыбнувшись шире и чуть склонив голову в удивлении, словно кот.

В груди разлилось тепло и от переполняющего ощущения счастья хотелось громко смеяться, но я все смотрел на него, не отводя взгляда, и никак не мог наглядеться. И, похоже, тем самым заставил Стива нервничать. Он недоуменно свел брови и потянулся за блокнотом, чтобы, видимо, узнать, все ли со мной в порядке, но я остановил его, положив свою ладонь на его руку, и сжал пальцы.

– Это уже не первый наш праздник вместе, но он определенно самый лучший из всех, – улыбнувшись и положив свою ладонь ему на щеку, я привстал на носочки и нежно поцеловал его в губы.

Зарегистрируйтесь на ontext.info для получения дополнительных возможностей по работе с сервисом.