Авторизация:
E-Mail: Пароль:
Закрыть
RU | EN

Опубликовано: 2018-06-13 22:54:34
Этот текст доступен по адресу: http://ontext.info/101388
30.Книга в России в 17 веке. Деятельность Московского Печатного двора.
В середине XVI в. книгопечатание проникает в Московское государство. Введение книгопечатания в Москве - результат социально-экономического развития феодального общества Руси XVI в. Развитие производства и ремесла создавало необходимые техниче-ские предпосылки для учреждения в Москве типографии и перехода от рукописного спо-соба размножения книг к более совершенному и производительному - книгопечатанию.
Традиции, заложенные первопечатниками и успешно развивавшиеся их последова-телями, прервались бурными политическими и военными событиями, происходившими в Русском государстве в начале XVII века. Московские типографы вынуждены были перене-сти свою деятельность в Нижний Новгород, где за непродолжительное время (1611-1612) успели напечатать на средства, собранные по призыву К. Минина и Д. Пожарского, одну 12-страничную брошюрку, так называемый «Нижегородский памятник». С момента возвра-щения типографии в Москву начинается новый этап в деятельности Печатного двора, иг-равшего главную роль в развитии политической и историко-культурной жизни страны, в формировании общественного сознания на протяжении целого столетия.
Московский Печатный двор первоначально размещался в Кремле, а в 1620 г. для него было построено новое здание на Никольской улице, которое сильно пострадало во время большого пожара в 1636 г. Вскоре были возведены двухэтажные каменные палаты, состоящие из четырех изб-печатен, а также нескольких мастерских — словолитня, рисо-вальня, рудня, кузница.
В 70-е годы стали использовать стан глубокой печати для изготовления гравюр. Таким образом, во второй половине XVII века Печатный двор становится мануфактурой с четким разделением труда.
Всей деятельностью Печатного двора распоряжался патриарх — без его высочай-шего дозволения книги не выпускались из печати. На титульных листах содержались сло-ва: «Царь великий государь указал, патриарх святейший благословил». С годами менялись только имена патриархов. Перед началом печатания каждой книги служили торжествен-ный молебен, на котором присутствовал сам церковный владыка. Организационные функ-ции возлагались на директора типографии и его помощников. Контроль осуществлялся со стороны духовного ведомства (до 70-х годов XVII века Монастырским приказом). Первона-чально оборудование Печатного двора состояло из четырех печатных станов, но уже в 1629 г. здесь работало 9, а в 1634 — 14 станов.
Для обслуживания одного печатного стана требовались мастера различных специ-альностей: 2 наборщика, 4 тередорщика (печатника), 4 батырщика (тот, кто наносит крас-ку), 1 разборщик. С ростом количества печатных станов увеличивался и штат типографии. В 30-е годы на Печатном дворе трудилось сто двадцать человек, а в середине XVII века их число увеличилось до ста пятидесяти. Во главе каждого печатного стана стоял мастер, во-круг которого группировались рабочие и ученики. В штате трудились столяры, кузнецы, резчики и др. Ближайшими помощниками мастеров были наборщики, как правило, гра-мотные люди. Попасть в штат работников типографии было непросто. В основном он по-полнялся за счет «новоприбылых» — выходцев из окрестных слобод. При поступлении на работу говорилось, что «быть ему у государева книжного печатного дела в наборщиках, и никаким воровством не воровать и государевой казне хитрость не чинить и не бражни-чать». Работа в типографии считалась престижной: известны случаи, когда новичок со-глашался уплатить оставшийся от его предшественника «кабальный долг». Тем не менее работа в типографии была организована недостаточно хорошо и шла медленно, о чем сви-детельствовали современники. Один стан давал 2400 листов односторонней печати в день. Чтобы отпечатать книгу в двести страниц, нужно было потратить около двух месяцев (при условии, что книга печаталась на одном стане). Тираж книг в среднем составлял 1200 экз., хотя могли напечатать и 1070 и 1065 экз. Реже печаталось 500, еще реже 2400 экз.
Особое место в деятельности типографии занимала переплетная мастерская. Сюда поступали отпечатанные листы, которые частично переплетались сразу, частично храни-лись в тетрадях. В основном книги переплетались в доски, обтянутые кожей, украшались наугольниками и застежками. Книги, предназначенные для дарения членам царской фа-милии и знатным особам, оформлялись с особой роскошностью. Их золотили по обрезу, на переплетной крышке делали украшения, снабжали дорогими застежками. Вместо обычной кожи применяли сафьян. Книги, предназначенные для массового употребления, облекали в простенькие переплеты или продавали потетрадно. Помимо штатных переплетчиков, к этой работе привлекались священники московских церквей, жители посадов. С Печатного двора отпускались необходимые расходные материалы. Одновременно велся учет выдан-ных отпечатанных тетрадей. По возвращении готовых книг осуществлялся расчет. Зача-стую оплата велась не деньгами, а готовой продукцией — книгами.
Важным подразделением Печатного двора была Правильная палата — своего рода редакторский и корректорский отдел, созданный для того, чтобы «впредь святые книги изложились праведно». Здесь работали справщики, чтецы и писцы, как правило, люди гра-мотные и образованные. Их выбирали из числа духовных и светских лиц. В должности ти-пографских справщиков в разное время работали Арсений Глухой, Арсений Суханов, Епи-фаний Славинецкий. Справщики редактировали рукописи, готовившиеся к печати. Основ-ная их задача была «исправлять книжное правление, дабы в печатании книжном каковых погрешностей не было». Над исправлением трудилась постоянно действующая комиссия из пяти человек: три справщика, один чтец, один писец. Чтецы и писцы занимались копи-рованием оригиналов текстов и их вычиткой. Справщики назначались по указу царя с бла-гословения патриарха или непосредственно патриархом. До середины XVII века справщи-кам была предоставлена полная самостоятельность в работе, но в 1674 г. был издан указ, запрещающий правку без разрешения патриарха и Собора. Ужесточение цензурного надзо-ра было закреплено Соборным постановлением 1681 г. Книги прежних лет издания долж-ны были проходить проверку на Печатном дворе, «чтоб в том во святых церквях несогла-сия, и меж людей сомнения не было».
В своей работе справщики пользовались типографской библиотекой для наведения различных справок. Ежегодно Печатный двор покупал в монастырях, церквах и у частных лиц книги для своей библиотеки. В некоторых случаях, когда книги имелись в единичных экземплярах, с них списывали копии специально для типографской библиотеки. Немало книг было приобретено из домашних библиотек, некоторые книги поступали в дар и в ка-честве пожертвований.
Параллельно с тиражируемыми массовыми произведениями в XVII веке создаются роскошные единичные экземпляры печатных рукописных книг, предназначенных лицам царской фамилии и знати. Для этой цели существовала книгописная мастерская Посоль-ского приказа, а в 1679 г. была создана царская типография С. Полоцкого. Симеон Полоцкий (в миру Самуил Емельянович Петровский Ситнианович, 1629-1680) прибыл в Москву по приглашению царя Алексея Михайловича в качестве учителя царских детей. В 1679 г. он открыл типографию, которая выпускала светские книги, неподвластные церковной цен-зуре. Типография получила название «Верхней», так как помещалась в верхних покоях цар-ского дворца. Для её оснащения с Печатного двора было велено «отпускать всякие книж-ные припасы». Согласно этому приказу было взято 26 пудов отлитых шрифтов, переведено 24 человека мастеровых. Симеон Полоцкий самостоятельно формировал издательский ре-пертуар, сам сочинял произведения для печати. Его типография действовала в условиях относительной финансовой свободы. Это позволяло ему выпускать книги, тематика кото-рых отличалась от тех, что имелись на Печатном дворе.
Производительность типографии за четыре года её существования была невелика — всего семь книг исторического, математического, медицинского содержания: «Букварь языка словенска» (1680), «Тестамент, или Завет Василия царя греческого» (1680), «Псал-тырь рифмотворная» (1680), «История о Варлааме и Иоасафе» (1681), «Обед душевный» (1681), «Считание удобное» (1682). Последняя книга — «Вечерня душевная» (1683) — была напечатана уже после смерти С. Полоцкого его учеником Сильвестром Медведевым. Эти книги предназначались для домашнего чтения и являлись образцами нравственно-познавательной литературы. Книги С. Полоцкого оказали важное влияние на формирова-ние мировоззрения молодого поколения царедворцев, воспитали в них реформаторские взгляды, проявившиеся в начале следующего XVIII столетия. После кончины С. Полоцкого типография стала безнадзорной, и власти настояли на её закрытии. Оборудование было свезено на Печатный двор, а печатное дело вновь сосредоточилось исключительно в руках государства и всецело попало под влияние церкви.
Некоторые буквари пропагандировали новые методы обучения и воспитания. Так, в одном из самых интересных букварей XVII в. — букваре «словено-российских письмен» Ка-риона Истомина применен метод запоминания букв с помощью картинок. Буквы даны в различных начертаниях — не только славянские, но и греческие и латинские, в печатных и рукописных вариантах. Иллюстрации к ним изображают предметы, названия которых начинаются с соответствующей буквы. Так, под различными начертаниями буквы «А» по-мещены изображения «Адама», «аспида», «арифметики», «апреля месяца», «аналогии» и т.д. На каждом листе — назидательные вирши. Так, лист с буквой «А» завершается следующей стихотворной строкой: «Изначала лет юн всем обучайся; везде от жизни мудрей утешай-ся».
Целиком текст букваря с иллюстрациями был выгравирован на меди в 1694 г. Леон-тием Буниным. Кариону Истомину принадлежит другой примечательный букварь, отпе-чатанный в 1696 г. типографским способом. Это — одна из редчайших русских книг. До сих пор обнаружено лишь два (из 20 изданных) экземпляра этой книги. Значительное место в букваре занимают поэтические произведения самого К. Истомина.
В 1648 г. вышло первое московское издание знаменитой «Славянской грамматики Мелетия Смотрицкого. Оно дополнено отрывками из сочинений Максима Грека, примера-ми, грамматического разбора предложений. «Грамматика» Смотрицкого была для своего времени подлинно научным сочинением. Ею пользовались в России еще в XVIII в. (по ней, как известно, учился М.В. Ломоносов).
Развитие военного дела и усиление внимания государства к вопросам военного ис-кусства нашло отражение в издании превосходно отпечатанной книги размером в лист с 35 гравюрами на меди и гравированным титульным листом по рисунку Григория Благу-шина: «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». Это был перевод с немецко-го руководства по военному делу Вальхаузена. Книга напечатана в 1647 г. Гравюры выпол-нены по заказу царя Алексея Михайловича в Голландии.
В 1649 г. выходит в свет первое печатное издание свода русских законов — «Уложе-ние государя царя Алексея Михайловича». Развитие торговли, усиление влияния купече-ства вызвали появление таких книг, как «Грамота о таможенных пошлинах» (1654), «Счи-тание удобное;» (1682), предназначенных для людей «купующих и продающих».
В 1699 г. в Москве была выпущена книжка: «Краткое обыкновенное учение с креп-чайшим и лучшим растолкованием в строении пеших полков». Это последняя светская пе-чатная книга XVII в., в наше время — редчайшее издание.


Зарегистрируйтесь на ontext.info для получения дополнительных возможностей по работе с сервисом.