Авторизация:
E-Mail: Пароль:
Закрыть
RU | EN

Опубликовано: 2018-06-13 22:54:17
Этот текст доступен по адресу: http://ontext.info/101387
29.Начало книгопечатания в России. И. Федоров и П. Мстиславец. Выдающиеся памятники старопечатной славянской книги.
Причины введения книгопечатания в Московском государстве
В середине XVI в. книгопечатание проникает в Московское государство. Введение книго-печатания в Москве - результат социально-экономического развития феодального обще-ства Руси XVI в. Развитие производства и ремесла создавало необходимые технические предпосылки для учреждения в Москве типографии и перехода от рукописного способа размножения книг к более совершенному и производительному - книгопечатанию.
В политическом плане введение книгопечатания в Москве было одним из тех государ-ственных мероприятий, которые проводил Иван Грозный в 50-60-х гг. XVI в. с целью укрепления самодержавия (реформа суда, создание стрелецкого войска, губные и земские учреждения и т.д.).
В послесловии к Апостолу 1564 г. - в одном из основных источников по истории началь-ного московского книгопечатания - указываются две причины, побудившие Ивана Гроз-ного ввести книгопечатание в Москве: потребность в большом количестве церковных книг для вновь строящихся церквей в Москве и других городах, особенно в городе Казани «и в пределах его», и необходимость исправления «растленных» книг.
В завоеванной в 1552 г. Казани правительство Ивана IV насильственно вводило христиан-ство среди татар и всячески поощряло тех, кто принимал крещение. Чтобы удовлетворить возросший спрос на церковную литературу, Иван Грозный повелел покупать святые кни-ги на торгу «и в святых церквах полагати». Но тогда возникло еще одно затруднение - большинство книг оказалось непригодными, было искажено «несведущими и неразумны-ми» переписчиками, содержало различные ошибки. «Порча» книг порождала ереси, вела к религиозному вольнодумству.
Вопрос об исправлении церковных книг был доставлен на Стоглавом соборе высших ду-ховных и светских сановников, созванном Иваном IV и митрополитом Макарием в 1551 г. для обсуждения необходимых реформ в государственном и церковном управлении. Собор постановил ввести строгую духовную цензуру, конфисковать неисправные рукописи. Од-нако осуществить контроль над переписыванием книг, которое велось во многих местах Русского государства, было трудно. Этот контроль можно было обеспечить лишь при цен-трализованном способе размножения книг. Книгопечатание вызвало функциональное размежевание между печатной и рукописной книгой: «Первая надолго была закреплена для обслуживания нужд церкви, вторая оставалась надежной хранительницей и быстрой распространительницей репертуара внецерковного чтения. Поэтому именно рукописная книга была использована для развернувшейся тогда усиленной пропаганды деятельности Ивана Грозного, для прославления его личности, для доказательства происхождения рос-сийского абсолютизма от самого «Августа Кесаря», римского императора (I в. н.э.). Нет ни-каких свидетельств, говорящих о попытках, даже о замысле, напечатать такие памятники официозной историографии и публицистики, как Степенная книга, Сказание о князьях Владимирских, Казанская история и многие другие».
С середины XVI в. правительство Ивана IV приступило к изысканию средств и людей для освоения типографского искусства. Попытки завести в Москве книгопечатание с помо-щью иностранцев не увенчались успехом. Это не значит, что осваивая трудное искусство книгопечатания, разрабатывая самобытную, оригинальную технологию набора, русские первопечатники не были знакомы с существовавшим во многих странах Европы, в том числе и в славянских странах, искусством книгопечатания. И в области полиграфической техники, и в художественном оформлении первых русских печатных книг заметно ино-земное влияние. По словам Ивана Федорова, великий князь Иван Васильевич «начат по-мышляти, как бы изложить печатные книги, якоже в грекех, в Венеции, и во Фригии и в прочих языцех». С опытом издательского дела за границей мог познакомить наших книго-печатников просвещенный писатель-публицист Максим Грек. Обучаясь в конце XV - нача-ле XVI в. в Италии, он был близок к знаменитому в то время издателю АльдуМануцию. В 1518 г. по просьбе Василия III он приехал в Россию для исправления переводов церковных книг. В Москву он привез с собой и образцы изданий типографии Альда. Русским книгопе-чатникам были, разумеется, известны и другие печатные книги, созданные как в западных, так и в югославянских странах. Они сумели творчески, с учетом национальных традиций, свойственных русскому книжному искусству, переосмыслить чужой опыт, а в ряде случа-ев вносили и новое в технику печати.
Иван Федоров и Петр Мстиславец. Московский период деятельности
Не сохранилось документальных сведений о детских и юношеских годах жизни Ивана Фе-дорова. Известно лишь из послесловия к Апостолу, что он был дьяконом церкви Николы Гостунского в Московском Кремле. Нет сведений и о том, где и у кого обучался русский первопечатник типографскому искусству. Возможно, он работал в анонимной типогра-фии. Об этом говорит сходство некоторых полиграфических приемов, использованных в московских безвыходных изданиях и в книгах, выпущенных в Москве Иваном Федоровым. Единственные документы, из которых мы узнаем о деятельности Ивана Федорова в Москве, - послесловия к московскому и львовскому изданиям Апостола - первой русской печатной датированной книги.
Апостол печатался целый год-с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Последняя дата отмеча-ется как начало книгопечатания на Руси.
Апостол 1564 г. - выдающееся произведение русского первопечатного искусства. По тех-нике печати, качеству набора и оформлению Апостол намного выше анонимных изданий. Книга напечатана черной и красной краской. Технология двухцветной печати напоминает приемы анонимной типографии. Но Федоров вносит и новое. Он впервые применяет у нас двухпрокатную печать с одной формы. Использует он и метод двухпрокатной печати с двух наборных форм (встречающийся в Триоди постной), как это делалось во всех евро-пейских типографиях.
Московский Апостол снабжен большой фронтисписной гравюрой, изображающей еванге-листа Луку. Фигура Луки, отличающаяся реалистической трактовкой и композиционным изяществом, вставлена в художественно выполненную рамку, которую Иван Федоров ис-пользовал впоследствии для украшения других своих изданий. В книге много изящных заставок, гравированных инициалов (буквиц), 24 строки вязи. Апостол завершается по-слесловием, в котором рассказывается о заведении типографии в Москве, прославляются митрополит Макарий и «благочестивый» царь и великий князь Иван Васильевич, чьим по-велением «начашаизыскивати мастерства печатных книг». Написанное, очевидно, самим Иваном Федоровым, послесловие носит светский характер и свидетельствует о несомнен-ном литературном даровании автора.
Апостол был отредактирован первопечатниками (по-видимому, при участии митрополита Макария и других просвещенных деятелей из окружения Ивана IV). Были улучшены орфо-графия и язык Апостола, освобожденные от архаизмов и неславянских выражений и обо-ротов. Это замечательное творение Ивана Федорова долгие годы служило непревзойден-ным образцом для поколений русских печатников.
В 1565 г. Иван Федоров и Петр Мстиславец выпустили два издания Часовника. Учебный ха-рактер и небольшой формат Часовника объясняют исключительную редкость этого изда-ния. Книга быстро зачитывалась и ветшала. Часовник сохранился в единичных экземпля-рах, да и то преимущественно в зарубежных книгохранилищах. Оба издания Часовника от-печатаны тем же шрифтом, что и Апостол. Однако общее полиграфическое исполнение Ча-совника ниже Апостола. Объясняется это, по-видимому, спешкой.
Вскоре после издания Часовника Иван Федоров и Петр Мстиславец вынуждены были по-кинуть Москву. Известно, что Иван Федоров подвергался в Москве гонениям за свою дея-тельность. Упоминание в послесловии к львовскому Апостолу о «многих обвинениях в ереси», которые возводились недоброжелателями на первопечатников, заставляет пред-положить, что одной из главных причин преследования Ивана Федорова и Петра Мсти-славца было их критическое отношение к тексту печатаемых ими богослужебных книг, их «вольнодумство». Очевидно, первопечатники имели возможность подготовиться к отъез-ду. Они захватили с собою много типографских материалов (матрицы, пунсоны, резные доски).
Покинув Москву, Иван Федоров и Петр Мстиславец отправились в Литву. Они останови-лись в имении Заблудово (под Белостоком), принадлежавшем гетману Григорию Алексан-дровичу Ходкевичу - ярому стороннику политической автономии Великого княжества Ли-товского, ревнителю православного вероисповедания для белорусского населения литов-ских земель. Ходкевич предложил Ивану Федорову печатать русские православные книги с целью сохранения национальной самобытности русско-белорусского населения, боровше-гося против насильственного ополячивания и католицизма,, за свой родной язык и наци-ональное достоинство.
Первой книгой, напечатанной московскими мастерами в Заблудове, было Евангелие учительное, вышедшее в свет 17 марта 1569 г. Эта книга уже значительно отличалась по оформлению от московских изданий. В ней имеется титульный лист и предисловие, напи-санное Ходкевичем. На обороте титульного листа - герб Г.А. Ходкевича. Шрифты и заставки те же, что и в московских изданиях.
После отпечатания Евангелия Мстиславец расстался с Иваном Федоровым и перебрался в Вильно. Причины, побудившие его к отъезду, нам неизвестны. В Вильно Мстиславец про-должал печатать книги.
Вторым заблудовским изданием была Псалтырь с Часословцем, печатавшаяся с 26 сен-тября 1569 г. по 23 марта 1570 г. Это - одно из лучших изданий Ивана Федорова, напечатан-ное уже им самим без помощи Мстиславца. Книгу украшает фронтиспис - портрет царя Да-вида, выполненный гравюрой на дереве. Псалтырь с Часословцем - очень редкое старопе-чатное издание. Сохранилось всего три дефектных экземпляра этой книги.
Подлинным шедевром типографского искусства Ивана Федорова явилась знаменитая Острожская библия. Хотя существуют два варианта титульных листов с выходными дан-ными - на одном указана дата 12 июля 1580 г., на другом - 12 августа 1581 г., все же, как предполагают специалисты, было выпущено лишь одно издание Библии. Различие выход-ных данных объясняется сложностью работы - многократными исправлениями, повтор-ным редактированием, нарушением последовательности в наборе и печатании отдельных частей.
Острожская библия поражает своим объемом. В ней 628 листов или 1256 страниц, отпеча-танных в два столбца красивой убористой печатью шестью различными шрифтами (в том числе двумя греческими). Много мастерски выполненных заставок и заглавных букв. Ти-тульный лист Библии обрамляет рамка, в которую в московском Апостоле было заключено изображение Луки. Книга снабжена гербом князя Острожского и типографским знаком Ивана Федорова. В предисловии от имени князя Острожского говорится о связи начатого в Остроге дела с Москвой, со всем историческим прошлым русского народа.



Зарегистрируйтесь на ontext.info для получения дополнительных возможностей по работе с сервисом.