Авторизация:
E-Mail: Пароль:
Закрыть
RU | EN

Опубликовано: 2018-06-13 22:50:34
Этот текст доступен по адресу: http://ontext.info/101375
17.Книга как понятие
В одном из самых знаменитых словарей русского языка слову "книга" придается три зна-чения. Первое — "сшитые в один переплет листы бумаги или пергамена" (то есть фор-мальный образ книги как материального предмета), второе — "писание, все, что в книге содержится" (то есть, выражаясь современным языком, смысловая сторона понятия). И, наконец, третье — "раздел, отдел в обширном письменном сочинении". Если не прини-мать в расчет не научных толкований, весь основной смысл слова "книга" так или иначе, связан с ученостью, с информацией и распространением сведений среди себе подобных, то есть, распространением знаний и образов.
Исторически сложилось так, что в европейских и переднеазиатских языках содержание термина (его понятие, смысл) одинаково. 1) предмет, 2) произведение, 3) часть сочинения. Раз появившись, как бы давно это ни было, термин этот сохраняет свою корневую непри-косновенность и до наших дней.
В русской письменности слово "книги" встречается впервые в Остромировом Евангелии (1056/1057), самом раннем из датированных рукописных памятников, и употребляется во множественном числе, что позволяет давать ему расширительное толкование — скорее знание вообще, чем просто книга. Употребление слова "книга" в единственном числе за-фиксировано у нас значительно позже, в 1263 г., у одного из монастырских писцов.
Формы книг
В греко-римском мире литературные произведения обычно распространялись в форме па-пирусных или пергаменных свитков. Папирусный свиток изготавливался следующим об-разом. Отдельные листы папируса последовательно подклеивались один к другому, в ре-зультате чего получалась длинная полоса папируса, которая наматывалась на палку. Как и русское слово «свиток» латинское название (volumen) этимологически означает «то, что свернуто». Для удобства пользования свитком длина папирусной полосы была ограничена — длина среднего греческого свитка литературного произведения довольно редко пре-вышает 10–11 м. Поэтому древние авторы делили свое длинное произведение на отдель-ные части или «книги», каждая из которых помещалась на одном свитке. Из двух наиболее длинных новозаветных сочинений — Евангелия от Луки и Деяний Апостолов — каждое заняло бы стандартный папирусный свиток длиной примерно от 9 до 9,5 м. Очевидно, это обстоятельство явилось одной из причин того, что Евангелие от Луки и Деяния были написаны в виде двух книг, а не одной.
Текст на такого рода свитке располагался последовательными колонками шириной около 5–7,5 см. Высота колонок текста, параллельных стержню, на который наматывался папи-рус, варьировалась в зависимости от ширины папирусной полосы. В редких случаях на свитке писали с обеих сторон (см. Откр 5:1) — такой свиток называется «опистограф».
Свиток был довольно-таки неудобен в употреблении. Читателю приходилось работать обеими руками: раскручивать свиток, держать его под удобным для чтения углом, а затем сматывать по мере прочтения. Изображения на аттических вазах живописуют трудности в обращении с перекрутившимися свитками. Восьмидесятитрехлетний римский консул Вергиний Руф уронил на пол свиток, оказавшийся из-за своего большого размера непри-вычно тяжелым; наклонившись чтобы поднять его, он оступился и упал, сломав бедро (Плиний, Письма, II. 1, 5).
Кроме того, перед представителями христианских общин с самых первых времен встал во-прос поиска отдельных фрагментов Священного Писания в свитках. В начале II в. (или, возможно, даже в конце I в.) в церковном обиходе начинает активно употребляться кодекс, т. е. книга, сшитая из листов. Кодекс изготавливался путем складывания вместе согнутых посередине листов папируса и последующего их сшивания. Христиане обнаружили, что данная форма книги имеет ряд преимуществ по сравнению со свитками: во-первых, она позволяла соединять в одну книгу все четыре Евангелия или все послания апостола Павла, что исключалось ранее при использовании свитков из-за их чрезмерной длины; во-вторых, она облегчила сверку рукописей; и в-третьих, она была лучше приспособлена к тому, чтобы текст наносился с обеих сторон, что удешевляло процесс изготовления книг.
Экономические преимущества, которыми в сравнении со свитком обладал кодекс, ранее учеными только упоминались, и лишь недавно были определены точно. По подсчетам из-вестного папиролога Т. Скита, формат кодекса оказывался экономичнее свитка примерно на 44 %.
Некоторые ученые предполагали, что два древнейших из дошедших до наших дней перга-менных списков Библии, — а именно Ватиканский и Синайский кодексы (описание этих рукописей см. в главе 2), — могли входить в число тех пятидесяти рукописей, что были за-казаны Константином. Указывалось, в частности, что непонятное выражение Евсевия «ко-дексы по три и по четыре» вполне согласуется с тем, что в этих двух рукописях текст напи-сан на странице в три и в четыре колонки. Однако можно также найти некоторые признаки того, что Ватиканский кодекс происходит из Египта, и редакция текста этих рукописей не идентична той, которой пользовался Евсевий. С достаточной уверенностью можно ска-зать лишь то, что Ватиканский и Синайский кодексы выглядят так же, как рукописи, зака-занные Евсевию императором Константином[20].

Функции книги
Функции книги — это реальное выражение ее социального бытия. В настоящее время к ним можно отнести коммуникативную, идеологическую, познавательную, информа-ционную, эстетическую, этическую. Изначальной, универсальной функцией книги явля-ется коммуникативная. Письмо на всех этапах его развития создавалось для фиксации мысли и слова с последующим их воспроизведением.
Коммуникативную функцию письменности унаследовала и умножила, принципиально усовершенствовав аппарат сохранения и передачи информации, печатная книга. Изуче-ние книги под углом зрения ее коммуникативности представляет интерес в наше время, когда необычайно возросли требования к информативности текста и всех иных элементов внутреннего и внешнего облика книги. Только функциональный подход позволит обеспе-чить дальнейшее совершенствование модели книги как средства передачи заключенной в ней информации ее непосредственному адресату — читателю.
Другая, исторически меняющаяся функция книги — идеологическая: формирование и организация идеологии определенного класса и идеологическое воздействие на другие классы.
Именно эта функция, в первую очередь, не только поддерживает книгу в общественном обиходе, но формирует книгу как произведение письменности и печати. Функциональный подход требует выявления социальной роли книги. Поэтому на первый план выходит идейное содержание произведения, взгляды автора. Классовая природа книги определяет-ся не только мировоззрением автора,- но и тем, в чьих руках находятся издательство, ти-пография, книжная торговля, библиотеки, библиография, то есть все средства производ-ства книги, все каналы ее распространения и информации.
Следующей важной функцией книги является познавательная, которую только с извест-ной долей условности можно отделить от информационной.

В исторические времена книга выполняла роль учебника: в прямом смысле — школьного, университетского, и в косвенном — как средство познания истины, идей, фактов, как «учебника жизни». Не только с идеологической, но и с познавательной целью начали изда-тели вводить в модель книги научно-вспомогательный аппарат: предисловия, послесло-вия, комментарии, указатели, таблицы, схемы, иллюстрации, библиографические материа-лы. Это с одной стороны усиливало информационную емкость книги, а с другой — облег-чало читателю усвоение заложенного в ней материала, быструю ориентацию в нем. Стремление наиболее полно и целесообразно использовать познавательные возможности книги привело к созданию таких привычных ее типов, как учебник, справочник, хресто-матия, монография, учебное пособие, энциклопедия и т. д.
Появление того или иного типа книги обусловлено многими причинами и историческими обстоятельствами, в том числе и социального характера, что в конечном счете вело к наиболее полному выполнению книгой ее познавательных функций. Тут книга обладает рядом неоспоримых преимуществ перед иными средствами и формами массовой комму-никации.

Важной функцией книги является — эстетическая. Эстетическое воздействие на читате-ля осуществляется:

1) внешней формой книги (т.е. характером оформления внешних и внутренних элементов);
2) внутренней формой, то есть формой литературного произведения, содержательностью текста (жанровыми, стилистическими, образными, композиционными). Здесь речь идет об эстетической функции книги, как материальной, так и духовной ее целостности.

С эстетической функцией тесно соприкасается этическая. Книга воздействует не только на ум, но и на чувства читателя, определенным образом дисциплинирует личность, влияет на ее поведение. Книга (имеется в виду качественная книга) облагораживает человека, настраивает на возвышенный лад. Она внушает уважение к ее создателям: автору, редак-тору, издателю, полиграфисту, а также к тем, кто занимается ее распространением. Она фиксирует моральные принципы и устои того или иного общества в различные историче-ские моменты, а также достижения в искусстве того или иного народа. С ее помощью фор-мируются идеалы правды и добра.
Говоря об этих функциях, важно учитывать, что в реальной жизни книга выступает как функциональная система, как функциональная целостность, воздействуя на читателей всей совокупностью функций.
Самый важный объект книговедения — адресат книги, читатель. Для него книги пишут, редактируют, издают, иллюстрируют, рекламируют, фондируют и т. д.
Любая книга «развивается» в направлении от автора к читателю: редакционная обработка рукописи, типографский процесс, продажа готовой продукции, библиографическая ин-формация, библиотечные операции и т. д. Чтение в данном случае является конечным эта-пом и выступает как производственный процесс. Но если рассматривать книгу со сторо-ны покупателя, то чтение является реализацией цели, завершением вышеперечисленных работ. Здесь мы имеем дело со взглядом потребительским, идущим от использования про-дукта труда. Понятно: в обоих случаях чтение возникает и остается в сфере книгопотреб-ления, которая относится к читателю.
Таким образом, читатель и чтение как объекты исследования являются частью книгове-дения как предмета науки: всесторонняя характеристика читателя и чтения является ко-нечным результатом всех книговедческих процессов. При изучении адресата кни-ги чтение рассматривается книговедом как «действие», в ходе которого читатель устанав-ливает некую взаимосвязь со специфическим предметом, создаваемым автором в итоге литературно-производственного процесса.


Зарегистрируйтесь на ontext.info для получения дополнительных возможностей по работе с сервисом.